Образовательный проект Леонида Некина

Полный курс АНГЛИЙСКОГО и НЕМЕЦКОГО

Бесплатно. В интернет-группе. Жать сюда!

Главная > Образование > Иностранные языки > ТЕХНОЛОГИЯ ОСВОЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА >

Освобождение от иллюзий:
Так ли уж легко даются детям иностранные языки?

Выучить иностранный язык — это очень трудно. Это настолько трудно, что слово «выучить», как бы привычно оно ни звучало, тут совершенно неуместно. Приобщение к языку (в том числе и к родному) — это процесс, который никогда не может быть завершен. Язык — это вовсе не грамматические таблицы. Язык — это нечто гораздо более сложное, серьезное и интимное. Прежде всего, это средство для того, чтобы понимать и быть понятым. Язык неразделимо связан с мыслью. Мысль не существуют без языка. Язык не существует без мысли. А бывает ли что-нибудь сложнее, серьезнее и интимнее, чем мысль? Да и можно ли мысль «выучить»? Нет, мысль постигают, усваивают, наконец, к ней привыкают. Те же самые слова применимы и по отношению к языку.

Широко распространено мнение, будто билингвизм дается малышам без проблем и будто, в отличие от взрослых, дети способны усваивать иностранные языки очень легко — столь же легко, как и свой родной язык. Я тоже так думал, пока мой собственный опыт не заставил меня в этом разувериться.

Когда нашему первенцу, Денису, вот-вот должно было исполниться три года, я заключил свой первый — трехлетний — контракт на работу в Германии, куда мы и переехали всем семейством. Я был уверен, что за то время, которые нам предстояло там провести, Денис выучит немецкий язык в совершенстве. Самое главное было поскорее устроить его в тамошний детский садик.

На нашу беду, в том городке, где мы жили, имелся специализированный детский сад с французским уклоном, организованный выходцами из Франции. Часть детей там была из немецких семей, часть — из французских, часть — из смешанных. Малыши проводили в садике по полдня, до обеда. Реально, это составляло чуть больше четырех часов. Из них два часа с детьми занимались немецким языком немецкие воспитатели, а два часа — французским языком французские воспитатели.

 

Интернет-магазин RAZVIVALKI.RU:
 
Всё для обучения детей иностранным языкам
 
От карточек Домана до интерактивных мультиков

«Один иностранный язык — хорошо, а два — еще лучше», — решил я и отвел своего ребенка в это заведение. Между прочим, плата за посещение там была раза в три выше, чем в обычных детских садиках, но, как известно, на детей не скупятся. Должен признаться, что незадолго до этого, будучи в России, я начитался книг Домана, и в моей памяти была еще очень свежа его крылатая фраза: «Маленькие дети могут выучить столько иностранных языков, сколько им дадут выучить».

Итак, Денис проходил в этот детский сад без малого три года. Каждое полугодие я расписывался в особых аттестатах для родителей, где было написано: «Денис делает большие успехи в немецком. Денис всё лучше и лучше говорит по-французски». Однако сам я не пытался разговаривать с Денисом ни по-немецки, ни по-французски, потому что опасался «заразить» его своим варварским произношением.

Иногда я просил немецких знакомых, чтобы они побеседовали с Денисом на «хорошем» немецком.

— Wie heißt du? [Как тебя зовут?] — спрашивали они его.

— Dennis, — с легкой неуверенностью отвечал Денис.

— Wie alt bist du? [Сколько тебе лет?]

— Fünf! [Пять!]

— Ну что ж, он отлично говорит по-немецки, — заверяли меня знакомые.

Но однажды, идя с Денисом по улице, я случайно встретил одну давнюю немецкую приятельницу, которая прекрасно знала, как зовут моих детей. Первый вопрос, который она задала Денису, был:

— Wie alt bist du? [Сколько тебе лет?]

— Dennis, — ответил Денис.

Вот тогда-то я и заподозрил неладное. Придя домой, я отбросил робость перед своим варварским произношением и устроил Денису настоящий экзамен. К моему изумлению и ужасу, выяснилось, что по-французски он не знает ни единого слова (за исключением, разве что, «мерси» и «пардон»), а по-немецки, хотя и понимает некоторые отдельные слова, однако предложения из двух слов и более представляют для него неодолимую трудность.

Вскорости пришло наше время возвращаться в Москву. Как и следовало ожидать, по части русского языка мои дети сильно отстали от своих сверстников.

Вот тогда-то я и призадумался — и был вынужден бросить критический взгляд на расхожие представления об иностранных языках.

Для начала, следует признать, что даже освоение родного языка дается ребенку чрезвычайно медленно и трудно. Для того чтобы овладеть языком на уровне образованного взрослого, человеку требуется потратить пятнадцать-двадцать лет жизни, практикуясь ежедневно с утра до вечера.

Я осознал это со всей ясностью после того, как пообщался с молодыми людьми, которые «легко» и «естественно» переняли родной язык от своих родителей, не прикладывая при этом никаких специальных усилий. Я имею в виду детей из семей русскоязычных эмигрантов в Германии. Их родители, так и не приобщившись толком к немецкому языку, дома между собой и с детьми всегда разговаривают исключительно по-русски. Сами же дети когда-то ходили в немецкий детский сад, а теперь заканчивают немецкую школу. Их немецкий язык почти неотличим от языка коренных жителей. Однако русский...

 

Как бы плохо ни говорил какой-нибудь иностранец по-русски, он всё-таки вызывает уважение, потому что за каждым его словом стоит большой труд. Однако тот рудиментарный русский язык, который демонстрируют большинство эмигрантов во втором поколении — это нечто в высшей степени жалкое и убогое. Прежде всего, неприятно поражает какой-то удивительный акцент. Нет, это отнюдь не сухой немецкий выговор, это что-то совсем другое. Это больше похоже на влажное сюсюканье трехлетнего малыша — сюсюканье, которое очень странно слышать из уст великовозрастного детины. Но больше всего удручает то, что и мысли, которые великовозрастный детина способен выразить на языке своих родителей, по своей сложности соответствуют уровню трехлетнего ребенка. Излишне говорить, что ни читать, ни, тем более, писать по-русски он не умеет. Вот так! Оказывается, для того, чтобы язык практически умер, требуется всего одно поколение, которое бы «легко» и «естественно» перенимало его от своих родителей! Ясно, что внукам уже не достанется ровным счетом ничего. Для того чтобы язык исчез бесследно, двух поколений совершенно достаточно.

Впрочем, за примерами далеко ходить не надо. В той же Москве можно без труда найти чистокровного татарина, который по-татарски — ни бельмеса. А ведь язык — это ценнейшее национальное достояние. Люди не стали бы отказываться от языка своего народа, если бы его поддержание не стоило тяжелейших усилий.

Но, может быть, малым детям языки даются всё же легче, чем взрослым?

Когда мы приехали всем семейством в Германию во второй раз, моему третьему сыну, Антону, как раз исполнилось три года. Наученный горьким опытом, я отвел его в самый обыкновенный немецкий садик, где его, слава богу, никто никаким языкам специально не обучал. Вначале он в полной мере испытал на себе шок от попадания в чужую языковую среду, но уже через полгода весело бегал в общей ватаге малышни и громко кричал по-немецки:

— Fang mich doch! [Попробуй, догони!]

Что же касается меня, то я в ту пору все еще продолжал изъясняться со своими немецкими коллегами на ломаном английском.

Значит ли это, что трехлетний Антон по части овладения иностранными языками гораздо способнее своего сорокалетнего папочки? Разумеется, нет! Это означает лишь то, что интегрироваться в иноязычную детсадовскую группу в тысячу раз проще, чем в иноязычный научный коллектив. Если бы папочка не просиживал день-деньской за компьютером на своем рабочем месте, а вместо этого гонял бы мячик по детсадовскому двору, то он научился бы кричать «попробуй, догони!» не через полгода, а через полмесяца.

Пресловутая легкость, с которой малым детям даются иностранные языки, — это чистейшей воды фикция. Детям только потому проще, чем взрослым, что их языковые потребности неизмеримо ниже. Не «дети легко усваивают язык», а «детский язык усваивается легко».

Мне доводилось учить немецкий и французский языки наперегонки со своими детьми. С моим опытом учебы в школе и в институте, с моим умением пользоваться словарями, грамматическими справочниками, компьютером, интернетом, — я двигался по сравнению с ними семимильными шагами. Во всяком случае, это так, если судить по абсолютным показателям. Но если мерить успехи в процентах от потребностей, тогда, конечно, за детьми не угнаться.

У детей есть единственное решающее преимущество перед взрослыми, а именно — время. Взрослому человеку, как правило, очень непросто выкроить даже несколько минут в день для учебы — он и без того слишком обременен повседневными заботами. Об иностранном языке он вспоминает за две недели до того, как он ему позарез понадобится (перед экзаменом, перед собеседованием, перед поездкой за границу). Ребенок же, напротив, может только и делать, что учиться, и у него в запасе есть еще десяток-другой лет, прежде чем его знания будут реально сказываться на его судьбе… Ах, если бы только у взрослого появился откуда-нибудь этот десяток-другой лет!..

Бесспорно, учить иностранные языки лучше начинать с самого раннего детства, но вовсе не потому, что в этом возрасте они даются легче, а потому, что потом на этот титанический труд просто не останется времени. Да, речь идет о труде поистине титаническом, — и родители, строящие планы насчет образования своих детей, не должны питать на этот счет никаких иллюзий. Марафонец перед выходом на старт должен ясно отдавать себе отчет в том, что ему предстоит бежать именно марафон, а не стометровку. Иначе он не рассчитает силы и сойдет с дистанции.

Но, конечно, главный вопрос: как? Что надо делать, чтобы ребенок приобщился к иностранному языку?

Почему Денис за три года хождения в немецко-французский детский сад так и не преуспел ни в одном из языков? И чем объяснить успех Антона, которому хватило всего полгода, чтобы полностью освоиться в чисто немецком садике? Думаю, что ключ к ответам состоит в том, что Дениса обучали специально, а Антона — нет. Обучать — это значит, прежде всего, относиться со снисхождением к незнанию ученика. На занятиях немецким языком Денис оказывался наравне с французскими детьми, а на занятиях французским языком — наравне с немецкими. В любом случае он солидаризировался с теми, кто языка не знает. Над ним не тяготело то мощное, беспощадное давление, которому подвергся Антон в обычном садике.

Для того чтобы успешно усвоить язык, нужны жесткие внешние условия, которые делали бы крайне незавидным положение человека, не владеющего языком. Именно в таких условиях люди постигают свой первый — родной — язык. Если же таких условий нет, то на помощь может прийти воля, но эта воля должна быть поистине железной. (Когда речь идет о маленьких детях, то железной должна быть воля их родителей.)

Полностью обречена на провал следующая инфантильная установка:

— Вот я пойду на курсы иностранного языка и там меня научат.

(Или же:

— Вот я отведу ребенка на курсы...)

Нет, какими бы ни были курсы замечательными, всё, что они могут дать, — это капля в море по сравнению с тем, что нужно.

Конечно, было бы хорошо иметь Учителя, который далеко продвинулся по пути Совершенства и мечтает передать свой бесценный опыт Ученикам, готовым много трудиться. Но где теперь такие Учителя? (И где теперь такие Ученики?) Современные курсы ориентированны на массового потребителя. Массовый потребитель платит деньги только тем, кто крикливее всех обещает, что учеба будет быстрой и легкой:

Вы уже много раз пытались выучить английский язык и у вас ничего не получилось? Это потому, что вас учили в корне неправильно. Всё дело в методике! Приходите на наши молниеносные курсы английского языка! Только мы знаем единственно верный способ! Все остальные методики — чушь собачья. Только у нас — уникальная система $uper€asy£earning™, запатентованная в Англии, Германии и Швейцарии! Рекордные сроки! Фантастические результаты! Забудьте об изнурительной зубрежке! Наши занятия проходят весело и увлекательно. Вся необходимая информация будет вложена в ваше подсознание напрямую, незаметно для вас. В добавок, вы разовьете память и интуицию, обретете внутреннее равновесие, поправите здоровье и научитесь быть успешными в бизнесе.

Массовый потребитель в буквальном смысле требует, чтобы его обманывали. Он ни копейки не даст честному Учителю, который с самого начала откровенно бы предупредил, что учеба потребует гигантских усилий и никогда не завершится. Массовый потребитель ходит с курса на курс, разочаровывается в системе SuperLearning, с тем чтобы потом возложить все надежды на систему SupremeLearning, но иностранного языка он так никогда и не выучит. Серьезному человеку нет смысла посещать какие-либо курсы, потому что ему просто нечего делать в местах скопления массового потребителя. Очные курсы хороши, пожалуй, для тех, кто желает расширить круг своих знакомств, но как средство для постижения иностранных языков они малоэффективны.

Верный способ потерпеть неудачу в освоении языка — это переложить ответственность за свои успехи или неуспехи на какую-нибудь методику или на какого-нибудь преподавателя. Язык дается только тем, кто решительно берет дело в свои руки (ну, и еще, пожалуй, тем, кто ходит в школу в стране изучаемого языка). Родители, которые хотят, чтобы их ребенок овладел иностранным языком, должны сами стать его учителями или, по крайней мере, тренерами. При этом их собственные познания в языке не имеют принципиального значения (вполне достаточно уровня «читаю и перевожу со словарем»). Их задача — выстроить систему «тренировок» и обеспечить действенные стимулы, а нарабатывать навыки ребенок будет сам.

13.06.2005, отредактировано 24.06.2012

 

Интернет-магазин RAZVIVALKI.RU:

Всё для обучения детей иностранным языкам

От карточек Домана до интерактивных мультиков

 

 

 

Вопросы и комментарии

25 июля, 2013 - 21:11

niimshur

))) добре ответил, Леонид... Меня, как и многих нерусских детей этой мачехи-страны, вот в 7 лет засунули в русскую школу - был дохлым троечником. После 3-го класса 21 день провел в русском пионерлагере - научился говорить. Пойдя в 4-й класс, оказался ... отличником. Стало быть, в удмуртской школе я был бы отличником изначально, но в России все школы - русские (не только в плане языка, но и идеологии соответственно).

2 октября, 2014 - 17:59

Кирилл

Я с дочкой занимался на онлайн-курсах http://vash-english.ru/. Там преподаватели - носители языка. И есть курсы для детей. Результатом доволен

27 мая, 2015 - 13:53

Кудасов

Я живу в Германии 16 лет, приехал когда мне было 46 лет. К своему стыду, очень плохо знаю немецкий язык. Две мои дочки свободно, без акцента, говорят по немецки, хотя когда мы приехали в Германиюони не знали немецкий яык! Пробовал учить, но ничего толком не вышло. Спасибо автору этого сайта. Попытка не пытка, попробую по его методике. И ещё, яык как и музыка, имеет свой звук. Я безошибочно могу определить говорит человек чисто по немецки т.е. литературным языком или у него есть акцент !

 Ответить  

Страницы: <<  <   1  2