Образовательный проект Леонида Некина

Полный курс АНГЛИЙСКОГО и НЕМЕЦКОГО

Бесплатно. В интернет-группе. Жать сюда!

Главная > Образование > Иностранные языки > ТЕХНОЛОГИЯ ОСВОЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА >

<< Назад  |   Оглавление  |   Далее >>

Коллекция полезных действий

Глава 6. Активные упражнения

6.4. Общение на иностранном языке

Если мы хотим научиться играть на флейте, то мы на первом же занятии берем в руки флейту и извлекаем из нее какие-то звуки — пусть даже поначалу не совсем мелодичные. Если мы хотим научиться водить машину, то мы на первом же занятии садимся за руль и как-то едем — пусть даже пока лишь на тренировочном полигоне и под бдительным присмотром опытного инструктора. А что мы делаем, если хотим научиться общаться на иностранном языке? На каком по счету занятии мы приступаем, наконец, к общению? Разумеется, тоже на первом, потому что все предыдущие занятия не считаются — в лучшем случае они выполняют лишь роль подготовительной ступени.

Давайте не будем пытаться решить безнадежную задачу из серии: «Как стать музыкантом, не прикасаясь к музыкальному инструменту, или как стать водителем, не садясь за руль». Освоение разговорного языка без живого общения на нем — это совершеннейший абсурд, место которому только в образовательных учреждениях государственного типа, где весь учебный процесс строго регламентирован, где нет места никакой случайности, спонтанности и живости.

Проведя многие годы в подобных учебных заведениях, мы склонны думать, что новые знания и навыки можно приобрести не иначе, как пройдя этакий шаблонный учебный курс, в рамках которого нам будет разжевано в мельчайших деталях, что и как нам надлежит делать. Мы готовы добросовестно выполнить некий набор стандартных упражнений, а взамен — подавай нам гарантию, что учебный предмет будет усвоен нами на «отлично». В действительности такая установка на «добросовестное иждивенчество» не слишком конструктивна даже при обучении сравнительно легко формализуемым дисциплинам — таким как, например, математика, потому что даже в математике достаточно простора для оригинальности и творчества. Если же наша цель — научиться общению, то иждивенчество не работает в принципе.

Когда мы обучаемся игре на флейте, тут всё просто. Мы просто покупаем флейту или берем ее на прокат. Когда мы осваиваем иностранный язык — увы, партнеров для общения мы не можем ни купить, ни взять на прокат — если, конечно, мы не принадлежим к касте долларовых миллионеров. Поэтому обзаведение партнерами оказывается задачей с принципиально нестандартным, неформализуемым решением, и тем не менее эта задача обязательно должна быть решена. В противном случае не стройте, пожалуйста, никаких иллюзий: вы можете достичь совершенства в выполнении каких угодно упражнений (в том числе и тех, которые описаны здесь), вы можете даже научиться свободно и легко вести внутренние диалоги на иностранном языке, но когда дело в первый раз дойдет до реального общения, не удивляйтесь, что вы окажетесь в роли неопытного новичка.

С появлением партнеров процесс освоения языка приобретает живость и непредсказуемость. Собственно, партнеры нужны нам именно как поставщики уникальных ситуаций общения, тесно вплетенных в нашу индивидуальную реальность. В этом их принципиальное отличие от преподавателей, придерживающихся некоей фиксированной методики. На языковых курсах, где все предопределено заранее, мы можем научиться выполнять только типовые упражнения вроде спряжения неправильных глаголов. Но мы ведь осваиваем язык не для того, чтобы чертить по памяти таблицы неправильных глаголов, а для того чтобы решать коммуникативные задачи, которые всегда единственны и неповторимы.

Итак — пора отправляться на поиски партнеров. Это необязательно должны быть естественные носители, это могут быть ваши товарищи по освоению того же языка. Главное, чтобы вы и ваш партнер были друг другу интересны и чтобы ваш родной язык был под полным запретом. Общих правил тут нет, но если вы новичок, то как раз у естественного носителя, пожалуй, меньше шансов оказаться подходящим партнером. Во-первых, вы должны обладать действительно очень ценной информацией, чтобы по-настоящему его заинтересовать. Во-вторых, у вас с большей вероятностью могут возникнуть проблемы с пониманием. В-третьих, разговаривая с естественным носителем, вы, возможно, будете больше стесняться делать ошибки. С другой стороны, соотечественники плохи тем, что с ними есть опасность скатиться к русскому языку. Поэтому лучше всего на первых порах может оказаться иностранец, для которого осваиваемый вами язык не является родным (например, немец для общения на английском).

В наше время социальных сетей и автоматических переводчиков завязать виртуальное знакомство с человеком из любой точки земного шара не является особой проблемой даже при минимальном знании языка. Вот, к примеру, любопытный рассказ о том, как полиглоты приступают к освоению новых языков (Lýdia Machová. The secrets of learning a new language):

Что же это такое, что дает возможность нам, полиглотам, осваивать языки намного быстрее других? Я решила познакомиться с такими же полиглотами, как я, и расспросить их об этом.

Я познакомилась с Бенни из Ирландии, и он сказал, что начинает говорить с первого же дня. Он заучивает несколько фраз из разговорника для туристов и идет знакомиться с естественными носителями. Он сразу же пытается завязать с ними разговор. Его не смущает, что он делает по двести ошибок за день, потому что он таким образом учится — через обратную связь. И что самое приятное, ему не надо много путешествовать, так как теперь можно спокойно разговаривать с естественными носителями через интернет, не выходя из собственной комнаты.

Я также познакомилась с Лукасом из Бразилии, который осваивает русский язык очень интересным методом. Он просто добавил себе в Skype сто русскоговорящих друзей, взятых наугад. Потом он открыл чат с одним из них и написал по-русски «Привет». И тот ответил: «Привет, как дела?» Лукас скопировал этот ответ и поместил его в чат с другим человеком. И тот другой отозвался: «Хорошо, а у тебя?» Лукас перенес эти слова обратно в первый чат. И таким образом эти двое незнакомых людей стали общаться между собой, не подозревая о существовании друг друга. А вскоре Лукас уже начал отвечать сам, потому что у него набралось достаточно много таких чатов, чтобы примерно представлять себе, как вести разговор по-русски.

Если подобные экзотические методы вам не по душе, то вы можете пойти протоптанной дорожкой, воспользовавшись веб-сайтами, которые созданы специально для того, чтобы облегчить поиск партнеров по общению на иностранных языках. Здесь вы можете, например, познакомиться с естественными носителями, которые охотно помогут вам освоить их родной язык в обмен на помощь в освоении русского. На такие сайты легко выйти, набрав в поисковой строке Гугла запросы языковый обмен, language exchange или conversation exchange.

Возможно также, вы захотите вступить в одну из так называемых сетей гостеприимства. Это сообщества людей, проживающих в разных странах мира, которые запросто ездят друг к другу в гости. Через такую сеть вы можете «выписать» себе домой иностранца, который будет счастлив, если вы проведете для него экскурсию по местным достопримечательностям, пытаясь говорить на его родном языке. Такие сообщества можно найти по ключевым словам сеть гостеприимства или hospitality network.

А, может быть, дело обстоит еще проще? К счастью, наша страна сейчас весьма основательно интегрирована в мировую экономику, и сюда приезжает на работу множество иностранцев. Как правило, они очень заинтересованы в контактах с местным населением — чтобы выучить русский язык и получше познакомиться с русской культурой. Поэтому, подойдя к такому иностранцу и предложив познакомиться, вы только окажете ему желанную услугу.

Как ни парадоксально, когда вы находитесь в стране изучаемого языка, завязать дружеское знакомство может оказаться гораздо труднее. Далеко не всякому местному жителю, загруженному своими повседневными проблемами, захочется водиться еще с каким-то чужеземцем. Например, в Германии гораздо проще завести дружбу с испанцами или японцами, чем с самими немцами. Однако, насколько я могу судить по своему опыту, есть по крайней мере две категории местных жителей, которые охотно идут на контакт, и этой возможностью грех не воспользоваться.

Во-первых, это активисты всевозможных религиозных организаций и в особенности свидетели Иеговы (которые в большинстве стран существуют совершенно легально, в отличие от России, где они в настоящее время объявлены экстремистами). Разумеется, при общении с ними следует соблюдать определенную осторожность, зато и отдача может превзойти все ожидания.

Здесь я не могу не упомянуть с благодарностью о своих первых учителях немецкого языка.

Буквально через пару недель после того, как мы прибыли в Германию, в дверь нашей квартиры позвонили. На пороге стояли две пожилые женщины, которые вежливо осведомились, не желаем ли мы вместе с ними изучать Библию. Это были, конечно, свидетели Иеговы. Я ответил на их предложение согласием (имея в виду именно возможность попрактиковаться в немецком языке), но сразу же предупредил, что мы убежденные атеисты, что нами движет лишь любопытство и что вряд ли им удастся обратить нас в свою веру.

Более приятных и удобных учителей немецкого языка невозможно себе представить. Они готовы с вами встречаться так часто, как вы хотите. Они приходят к вам домой в любое удобное для вас время. Они исключительно терпеливы и будут повторять и переформулировать свои фразы до тех пор, пока вы их действительно не поймете. С ними очень интересно разговаривать: они прожили уже долгую жизнь, они помнят еще старые годы. Они постоянно ходят по домам разных людей и знают, кто, как и чем тут живет. Мы встречались с ними раз в неделю, и каждая наша встреча продолжалась примерно по два часа. Первый час мы разговаривали на самые общие, разносторонние темы, а второй час мы действительно изучали Библию. В этой книге, оказывается, тоже немало интересного.

Мне приходилось слышать утверждение, что Свидетели Иеговы — это опасная секта. Я не знаю всех тонкостей того, как устроена эта организация. Но я несколько лет еженедельно встречался с двумя ее представительницами, и за это время они ни разу не попросили ни о каких денежных пожертвованиях. Они никогда не настаивали на нашем обращении в свою веру и не утратили к нам интереса, после того как убедились, что нас невозможно поколебать в нашем атеизме.

Поначалу мне было даже немножко неловко. Мне казалось, что я только получаю и ничего не отдаю взамен. Но потом я убедился, что их искренний интерес состоит в том, чтобы рассказывать людям о том, что написано в Библии, и награду за это они ждут только от Бога. Я вполне могу понять такую позицию. Честно признаться, я бы и сам с удовольствием вступил в такую организацию, члены которой ходили бы по домам и бескорыстно учили бы людей чему-нибудь полезному, например, иностранному языку, здоровому образу жизни или юриспруденции.

Кстати, по словам моих посетительниц, у Свидетелей Иеговы есть учебные центры, где преподаются иностранные языки. Абсолютные новички проходят курс очень интенсивной подготовки, который длится всего один месяц (!), и после этого их сразу же отправляют миссионерствовать в страну осваиваемого языка. Я, разумеется, поинтересовался, в чем заключается методика преподавания. Мне было приятно услышать, что она основана не на изучении грамматики, а на заучивании подлинных текстов, составленных носителями языка, — это не так уж далеко от «технологии», которую я тут описываю.

Я ни коим образом не агитирую за веру свидетелей Иеговы, которая мне глубоко чужда. Одно дело — с ними общаться, другое — самому становиться одним из них. Это люди, которые принимают библейские заповеди абсолютно всерьез. Они исключительно добросовестны. Они никогда не лгут. Они любят ближних до такой степени, что наотрез отказываются брать в руки какое бы то ни было оружие и служить в армии. Они принципиально отвергают официальную государственную идеологию, особенно если она воинственна. За это их во все времена сажали в тюрьмы и объявляли опасной сектой.

Вторая категория граждан, которые могут охотно пойти на контакт, — это пенсионеры. Во всяком случае так обстоит дело в Германии. У немцев как-то не очень принято, чтобы бабушки нянчили внуков. Пенсионеры загружают себя, главным образом, какой-нибудь социальной активностью. В каждом сколь-нибудь крупном немецком городе есть так называемая Hochvolksschule (высшая народная школа), где можно записаться на всякого рода курсы, не слишком обременительные по ценам и времени. Чуть ли не основную часть тамошних слушателей составляют как раз пенсионеры. Среди прочего преподают там и русский язык, который немецким бабулям и дедулям, конечно, совершенно не нужен, но они охотно учат его просто ради тренировки мозга, чтобы не дать ему атрофироваться. Они будут только рады, если вы поможете им делать домашние задания, и с удовольствием поболтают с вами по-немецки.

Будьте однако готовы к шоку, который скорее всего наступит при первом вашем разговоре с иностранцем. Очень легко может произойти одна из следующих двух неприятностей (а, скорее всего, обе вместе). Первое: вы ни слова не понимаете из того, что вам говорят. Второе: вы ни слова не можете сказать в ответ. И шок этот будет тем сильнее, чем основательнее была ваша предварительная подготовка. Язык — это вещь очень привязанная к конкретной ситуации. Поскольку разговор с иностранцем — ситуация для вас новая, такую «привязку» еще только предстоит провести.

Как понимание, так и говорение обычно осуществляются по принципу «всё или ничего». Мы либо понимаем, либо нет. Слова из нас либо выливаются, либо нет. Тут дело не только в знании языка, но и в психологическом состоянии. Разве, когда вам объясняют что-то на чисто русском языке, вы всё всегда прекрасно понимаете? Разве, общаясь с соотечественниками, вы во всякой ситуации знаете, что ответить? Также и с иностранцами. Среди них будут люди, при общении с которыми ваши знания иностранного языка будут просто великолепны, но будут и такие, в присутствии которых все знания будут куда-то улетучиваться.

Вообще-то, для успешного общения владение языком весьма желательно, но не строго обязательно. Очень часто можно объясниться с помощью мимики, жестов и междометий. Поэтому если общение вдруг «не пошло», причину следует искать прежде всего в сфере психологии, а не лингвистики.

В ситуации живого общения категорически противопоказано думать о грамматике, а тем более ловить себя на грамматических ошибках. (Попробуйте разок, в порядке эксперимента, произнести несколько фраз по-русски, отслеживая род, число, падеж и склонение каждого существительного, а также грамматические характеристики каждого глагола: вид, спряжение, переходность, наклонение, залог, время, лицо, число, род — и посмотрите, что из этого получится.) Однако если вы запишите свои реплики на диктофон (на смартфон), то потом у вас будет достаточно времени, чтобы найти лучшие формулировки, которые обязательно пригодятся вам в будущем.