Образовательный проект Леонида Некина

Полный курс АНГЛИЙСКОГО и НЕМЕЦКОГО

Бесплатно. В интернет-группе. Жать сюда!

Главная > Образование > Иностранные языки > ТЕХНОЛОГИЯ ОСВОЕНИЯ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА >

<< Назад  |   Оглавление  |   Далее >>

Коллекция полезных действий

Глава 5. Полуактивные упражнения

5.1. Редактирование и конспектирование

5.1.1. Редактирование

Выполняя это упражнение, мы принимаем роль литературного редактора, адаптирующего оригинальные иноязычные тексты к уровню понимания новичков, которые лишь недавно приступили к освоению иностранного языка. Это можно еще назвать переводом с иностранного книжного на иностранный разговорный — на такой разговорный, которым бы мы сами могли пересказать прочитанное.

Давайте возьмем для примера первое предложение первой сказки из сборника братьев Гримм — в том виде, как оно представлено в оригинале. Эта сказка называется

Der Froschkönig oder der eiserne Heinrich

= Лягушка-король или = железный Генрих

Примечание. Здесь и далее я прилагаю к немецкому тексту русский дословный перевод, где использованы обычные условные обозначения, принятые на этом сайте. Если вы с этими обозначениями еще не знакомы, то разбираться с ними сейчас вовсе необязательно. Пока можно просто проигнорировать в переводе символы «=», «*» и «^».

Сказка начинается так:

In den alten Zeiten,

В = старые Времена,

wo das Wünschen noch geholfen hat,

когда = Желание еще помогало *,

lebte ein König,

жил один Король,

dessen Töchter waren alle schön,

чьи Дочери были все красивы,

aber die jüngste war so schön,

но = самая_младшая была так красива,

dass die Sonne selber,

что = Солнце само,

die doch so vieles gesehen hat,

которое всё_же многое повидало *,

sich verwunderte,

^ удивлялось,

sooft sie ihr ins Gesicht schien.

всякий_раз_когда оно ей в Лицо светило.

Это предложение можно переделать, например, следующим образом.

In den alten Zeiten hat das Wünschen noch geholfen.

В = старые Времена * = Желание еще помогало.

Damals lebte ein König.

Тогда жил один Король.

Der hatte schöne Töchter.

Тот имел красивых Дочерей.

Die jüngste war aber besonders schön.

= Самая_младшая была однако особенно красива.

Sogar die Sonne verwunderte sich,

Даже = Солнце удивляло- -сь,

wenn sie ihr ins Gesicht schien.

когда оно ей в Лицо светило.

Und die Sonne hat doch so vieles gesehen!

А = Солнце * ведь так много повидало!

Разумеется, наша переделка по своим литературным достоинствам существенно уступает оригиналу (и, очень возможно, содержит массу грамматических ошибок), но наша цель и не заключалась в том, чтобы написать лучше, чем оригинал, а в том, чтобы набраться побольше «наглости» и не бояться вносить отсебятину в эталонные образцы. Тут важен не результат сам по себе, а тот опыт, который мы приобретаем по ходу дела.

Поначалу это упражнение лучше делать письменно, заглядывая по мере надобности в словарь и грамматический справочник, но со временем можно будет наловчиться делать его и устно. В устном варианте мы смотрим в книгу, но озвучиваем не то, что там написано, а сразу экспромтом — нашу переделку.

Вот еще один пример упрощения текста, на этот раз на русском языке.

Одиссея (в переводе П. Шуйского)

Муза, о муже мне расскажи многохитром, который
Много скитался с тех пор, как разрушил священную Трою,
Видел многих людей, города, узнавая их нравы,
Много в душе перенес испытаний, блуждая по морю,
Жизнь спасая, свою и друзей, чтоб домой возвратиться.
Все же спутников так и не спас он, как ни стремился,
Ибо себя погубили они по безумию сами.
Глупые: съели волов Гелиоса Гипериона,
День возвращенья в отчизну похитил у них он за это.

Переделка:

Наш рассказ пойдет об одном хитром человеке.
Этот человек разрушил город Трою. После этого он долго скитался,
посетил многие города, узнал обычаи разных народов,
перенес множество испытаний. Ему пришлось долго блуждать по морю.
Он боролся за жизнь — свою и своих друзей — и стремился вернуться домой,
но не смог спасти своих спутников, хотя очень старался.
Они погубили себя сами своим безрассудством,
так как съели по глупости волов бога Гелиоса.
За это бог не позволил им возвратиться на родину.

5.1.2. Конспектирование

Всякий литературный текст на любом языке служит для передачи читателю или слушателю некоторых идей, представлений, мыслей. Причем каждая мысль сама по себе может быть сформулирована очень коротко. Если бы авторы ограничивались лишь формулировками своих мыслей, то тексты получались бы по объему очень небольшими. Содержание толстых книг умещалось бы на нескольких страницах. Однако столь коротко никто не пишет, потому что одни лишь «голые» мысли не кажутся читателю убедительными и не производят на него желаемого впечатления.

Перед пишущим человеком стоит задача не просто перечислить свои мысли, а еще и выставить их в выгодном свете. Он должен, что называется, их развернуть: обосновать, разжевать, привести подробности и примеры, позаботиться о плавных переходах между ними, блеснуть по ходу дела остроумием, высмеять оппонентов и т. п. Писательский талант состоит главным образом из умения снабдить книгу «набивкой» — разнообразными литературными прикрасами, без которых текст будет выглядеть крайне сухим и куцым.

Конспектирование — это процесс обратный написанию книги. Когда мы конспектируем, наша задача заключается не в том, чтобы развернуть мысли, а наоборот, чтобы снова свернуть, то есть разыскать их среди многих приукрашивающих слов, изолировать от «набивки» и по возможности кратко сформулировать в очищенном, «голом» виде.

Это исключительно полезное упражнение. По сущему недоразумению считается, что человек умеет читать, если он просто может озвучить предъявленный текст. Но в озвучивании самом по себе еще нет никакого проку. Текст следовало бы считать прочитанным не тогда, когда он озвучен, а тогда, когда он понят. А что значит понять какой-либо текст? Это значит уметь четко сформулировать своими словами содержащиеся там идеи. Такое умение не дано нам от рождения. Его обязательно нужно специально тренировать. К тому же нам никогда не придут в голову сколь-нибудь вразумительные собственные мысли, если мы для начала не научимся формулировать чужие.

Оглядываясь далеко назад, на свои ученические годы, пришедшиеся в аккурат на период брежневского застоя, я должен задним числом признать, что из всех предметов, которые нам тогда преподавались, самыми полезными в конечном итоге оказались, как это ни парадоксально, общественные лженауки: история КПСС, марксистско-ленинская философия и научный коммунизм. Они, разумеется, как были, так и остались в моем представлении полнейшей туфтой: их польза заключалась исключительно в том, что преподаватели по этим предметам заставляли нас, учеников, много конспектировать первоисточники.

Если мне и есть за что благодарить кого-либо из школьных учителей, так, пожалуй, в первую очередь учителя по истории и обществоведению. Это был единственный учитель, который научил меня тому, чему я вряд ли выучился бы сам, а именно писать конспекты. Мне бы просто никогда не пришло в голову попробовать себя в этом жанре, потому что по другим предметам конспектирование почему-то никогда не практиковалось. Впрочем, слово «почему-то» тут совершенно лишнее. Очень даже понятно, почему.

Государственная система образования как огня боится действительно эффективных приемов обучения, которые позволяли бы ученикам глубоко осваивать учебные предметы без помощи учителей. Она терпит эти приемы разве что применительно к абсолютно фуфловым предметам, вроде научного коммунизма. Именно таким исключительно эффективным приемом является конспектирование. Я просто не представляю себе, как можно серьезно заниматься какой-либо отраслью знания, не прибегая к конспектированию. Во всяком случае я бы не смог без этого окончить престижный вуз с красным дипломом, а вылетел бы уже после первого курса. Я имею в виду, конечно, конспектирование хороших книг и учебников. (Не путать с конспектированием вузовских лекций, когда слушатели вынуждены спешно что-то записывать, не понимая толком чтó именно и не имея время на обдумывание).

В принципе, всё, что мы читаем по собственной инициативе на любом языке, имеет смысл конспектировать. Если же текст не настолько важен, чтобы стоило его конспектировать, то и читать его не стоит. Конспект только тогда имеет какую-либо ценность, когда он составлен лично вами. Применительно к художественной литературе конспект называется кратким пересказом содержания. Вот для примера краткий пересказ первых нескольких строф «Евгения Онегина» (номера строф приведены в скобках).

(1-2) Евгений Онегин, молодой дворянин-петербуржец, едет ради наследства в деревню к находящемуся при смерти бездетному дяде, тяготясь перспективой ухаживания за больным.

(3) Отец денег ему не оставил, так как промотался, живя в долг на широкую ногу. Евгений получил поверхностное образование от гувернеров-французов.

(4-5) С наступлением юности он был охотно принят в свет, поскольку модно одевался, хорошо танцевал, в совершенстве говорил по-французски и умел вести непринужденную беседу.

(6-7) Он знал немного по латыни, собирал исторические анекдоты, интересовался экономикой, но был глух к поэзии.

(8-12) В особенности отличался умением расположить к себе женщин. Успешно издевался над соперниками, но дружил с мужьями.

Конспектирование — это сугубо письменная деятельность, которой невозможно заниматься устно.