Образовательный проект Леонида Некина

Главная > Образование > Критика школы >

Цель № 3. Приучение к покорности

Следующим по значимости атрибутом школы, вслед за звонком и отметкой, я бы назвал парту. Где парта, там и стул. На стуле сидит ребенок. Это, собственно, основное, что он делает в стенах школы. Когда мы говорим, что в школе дети учатся, мы скорее высказываем пожелание, чем констатируем факт. Всё-таки из того, что ребенок присутствует на уроке, еще вовсе не обязательно следует, что он усваивает какие-то новые знания.

Если мы хотим, чтобы наши слова имели буквальную точность, то нам следует употребить формулировку, которая в большей степени соответствует действительности, а именно: «Дети в школе сидят». Привычные разговоры про школу в уточненной редакции звучали бы примерно так:

— Мальчик, ты в каком классе сидишь?

— В пятом. Осталось отсидеть еще шесть с половиной лет.

Действительно, представим себе, что ребенок, проведя положенное время на уроке, так ничему и не выучился. Ну и что? Кого это волнует?

А теперь предположим, что тот же ребенок встал посреди урока из-за парты и принялся расхаживать туда-сюда, делая махи руками, чтобы разогнать застывшую от сидения кровь. Это уже из ряда вон, не правда ли? Ни один учитель этого не потерпит. Можно не сомневаться: он уж примет меры, чтобы такого больше не повторилось.

Так, спрашивается, что же важнее: чтобы ребенок учился или чтобы он сидел?

Разумеется, детям на уроках приходится много писать, а это удобнее всего делать сидя за партой. Однако учеба отнюдь не сводится к одному только письму, а тем не менее сидеть ученики должны почти постоянно. Отчего бы не разрешить ребенку в процессе учебы хотя бы немножко подвигаться? Ведь длительное сидение, как всем прекрасно известно, очень вредно для здоровья и — более того — в юном возрасте воспринимается как самая настоящая пытка. Почему, например, музейные экскурсоводы запросто могут нести знания в непринужденно стоящую перед ними аудиторию, а школьные учителя так не делают? Зачем нужно обрекать детей на лишние мучения?

А затем и нужно, чтобы помучились. Бессмысленное страдание, доставляемое вынужденной обездвиженностью, имеет в действительности глубокое социально-психологическое значение. Продолжительное сидение на одном месте — именно в силу его мучительности и бессмысленности — представляет собой идеальную демонстрацию подчиненности и покорности по отношению к учителю, который, напротив, в своих передвижениях по классной комнате никак не стеснен.

Впрочем, подавлением физической активности школа не ограничивается.

В педагогической литературе часто встречается мысль о том, что дети, будучи от природы очень любопытны, буквально исполнены жажды новых знаний и, следовательно, школьному учителю только и остается, что удовлетворить эту жажду. Увы, это утверждение больше похоже на злую, циничную иронию. Дети действительно чрезвычайно любопытны, однако вся штука в том, что они хотят учиться вовсе не тому, к чему их принуждает учитель, и вовсе не таким манером.

Учеба в школе имеет примерно такое же отношение к жажде знаний, какое сексуальное насилие имеет к потребности в любви. Принципиальная разница заключается, однако, в том, что жертва сексуального насилия может обратиться в полицию и привлечь насильника к суду. А жертвам интеллектуального насилия, какими являются школьники, обращаться за помощью не к кому. У школьников даже нет профсоюза, который мог бы отстаивать их интересы. Интеллектуальное насилие над детьми — это настолько привычная повседневность, что оно воспринимается не иначе, как естественный и необходимый порядок вещей.

Физиологической реакцией на принудительное кормление знаниями является отчаянная тоска и скука. Любопытно отметить, что если, скажем, зритель в театре скучает, то виноватым в этом считается не зритель, а постановщики и актеры. Но если ученик скучает на уроке Марь-Иванны, то виновата в этом не Марь-Иванна, не система школьного образования, а сам ученик. Это называется «ребенок не интересуется учебой». В этом случае есть все основания подозревать, что у него имеются какие-то серьезные нарушения развития. Может быть, синдром дефицита внимания или отдаленные последствия родовой травмы? Надо серьезно подумать, не сводить ли его к психологу, невропатологу или к психиатру.

 

Ребенок никому не может пожаловаться, что страдает от скуки, потому что это было бы равносильно признанию в дурном поступке или постыдной болезни. За такое признание его, скорее всего, отругают, а если даже и проявят сочувствие, то всё равно ничем не помогут. Школьная скука, подобно некоторым другим физиологическим реакциям организма, не является секретом, но в то же время относится к неприличным вещам, о которых не говорят. А если уж о чем-то не говорят, того как бы и нет. Детям остается лишь молча терпеть, не подавая вида, что им плохо, и прикидываться, будто всё в порядке.

Поскольку каждый отдельно взятый ребенок не ощущает страданий других детей, то у него возникает впечатление, что почему-то именно он, как назло, страдает с какой-то особенной мучительностью, а значит, он не такой, как все, значит, он какой-то ненормальный, неполноценный, неправильный. Тем меньше возникает у него желания обсуждать с кем-либо свою «неправильность».

Сидеть смирно, терпеть, учить то, что неинтересно, делать то, что не хочется, жить с затаенной тоской и скукой в душе, играть униженную, подчиненную роль и при этом ни на что не жаловаться — вот главные предметы, которые в действительности изучаются в школе, — причем, как правило, очень успешно. Можно с уверенностью утверждать, что знания и навыки, полученные на занятиях по этим предметам, обязательно пригодятся во взрослой жизни практически каждому.

Понятно, однако, что как бы ни были важны эти предметы, их нельзя в явном виде внести в расписание школьных уроков. Поэтому вместо них там фигурируют «математика», «русский язык», «литература» и другие формальные учебные дисциплины, которые являются лишь благовидным предлогом для того, чтобы приковать детей к парте и запретить им без особого разрешения двигаться и разговаривать, а в конечном счете — чтобы приучить их подчиняться высшему авторитету, подавить их индивидуальность, унифицировать их знания, мысли и жизненные ценности.

Если же в ходе школьных занятий кое-кто из учеников возненавидит все науки и вообще всякую учебу, так это только к лучшему. Ведь не всем же подряд быть профессорами и академиками. Кому-то надо и дворы подметать. Иные дети согласятся, пожалуй, на любую работу — поскорей бы только вырасти, чтобы не надо было отсиживать на уроках!

Тем не менее, существует много детей, которые говорят, что любят школу, и много взрослых, которые утверждают, что школьные годы были самыми лучшими годами их жизни. Как такое возможно? Могу предложить несколько не исключающих друг друга объяснений.

1. Прежде всего следует иметь в виду, что утверждение «я люблю школу» — это, что называется, «ответ на пятерку». Это «правильные» слова, которые обязательно понравятся всем учителям. За долгие годы учебы в школе детей приучают не только говорить, но и думать таким образом, чтобы как можно больше угодить учителю. Напротив, заявление «я ненавижу школу» — это явно «ответ на двойку». Это слова бунтаря, бросающего вызов как своим учителям, так и всей системе общественного образования. А ведь далеко не каждый ученик склонен к бунтарству.

2. Люди, как известно, легко внушаемы. Они часто принимают за собственное мнение то, что исподтишка вкладывается в них извне. Критика школы в популярных произведениях искусства — это скорее редкое исключение, чем правило. Существует огромное количество песен, книг, фильмов, в которых талантливо выстраивается ассоциация между художественным образом школы и чувством нежной умиленности. Это делается исключительно с благой целью — повысить у школьников интерес к учебе. В самом деле, ради благой цели всегда можно кое-что немножко приукрасить, не так ли?

3. Школа почти монопольно распоряжается жизнью человека от шести до семнадцати лет. Всё, что происходит в этот период, так или иначе связано со школой. Пожалуй, кому-то школа может показаться лучшим местом на земле, потому что он встретил там свою первую любовь. Заслуга школы при этом заключается в том, что она ограничила повседневное общение ученика узким кругом сверстников, оказавшихся по чистой случайности в одном с ним классе. Где же еще он мог бы встретить первую любовь, как не в школе?

Раб, сидящий на цепи, вполне может любить своего хозяина за то, что тот дает ему иногда поесть. Ребенок, прикованный к парте, может любить школу потому, что там ему разрешается иногда — на переменках — встать и побегать, потому, что там у него есть возможность пообщаться иногда с одноклассниками, среди которых он даже волен выбирать себе друзей. Он может, наконец, любить школу просто потому, что ему нравится жить, а другой жизни, кроме школьной, он не знает и представить себе не в состоянии.

Разумеется, если жизнь вне школы никак не организована, если отказ от школы эквивалентен унылому прозябанию в безделье и одиночестве, если единственная альтернатива школьным знаниям — это полная безграмотность, то школа представляется как поистине райский уголок. Но стоит включить воображение и подумать о том, чтó можно было бы сделать и чему можно было бы научиться за одиннадцать лет детства, отнятых школой, то впору рвать на себе волосы от досады.

4. К сожалению, далеко не у всех жизнь после школы складывается благополучно. Многие оказываются еще в более угнетенном и униженном положении. Школьные годы были для них действительно лучшим временем их жизни. Таким людям можно только посочувствовать.

22.02.2015

 

 

Вопросы и комментарии

7 октября, 2016 - 01:21

Евгений

И сотворили Школу так, как велел им дьявол.
Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах.
Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы.
Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности.
Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям.
Он любит говорить - ему приказали молчать.
Он стремится понять - ему велели учить наизусть.
Он хотел бы сам искать знания - ему они даются в готовом виде.
И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться. Дети отбились от рук. Они бегут из дома, ищут приключений. Они становятся практичны, самоуверенны и упорны без помощи школы и даже вопреки ей. И разрушилась Школа, которая была сотворена по наущению дьявола.
Адольф Ферьер (начало XX века, Швейцария)

 Ответить  

7 октября, 2016 - 01:20

Гость

Базарный Владимир Филиппович

Русский учёный, врач и педагог-новатор

Базарный Владимир Филиппович (родился 4 мая 1942), русский учёный, врач и педагог-новатор. Более 33 лет посвятил решению судьбоносной для России проблемы – предотвращению демографической катастрофы путём сохранения и укрепления здоровья подрастающих поколений. В своих исследованиях вскрыл корни и причины наблюдаемого в последние десятилетия процесса деградации и угасания жизнеспособности народа, убедительно показав, что существующая система воспитания и обучения детей в детских садах и школах ориентирована против природы ребёнка. http://www.bazarny.ru/

 Ответить  

7 октября, 2016 - 01:10

Евгений

И сотворили Школу так, как велел им дьявол.
Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах.
Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы.
Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности.
Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям.
Он любит говорить - ему приказали молчать.
Он стремится понять - ему велели учить наизусть.
Он хотел бы сам искать знания - ему они даются в готовом виде.
И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться. Дети отбились от рук. Они бегут из дома, ищут приключений. Они становятся практичны, самоуверенны и упорны без помощи школы и даже вопреки ей. И разрушилась Школа, которая была сотворена по наущению дьявола.
Адольф Ферьер (начало XX века, Швейцария)

 Ответить  

14 сентября, 2016 - 11:17

Павел

Как вариант решения этой проблемы - чтобы не мучать детей в школах - можно было бы разрешить детям работать (тем, кто не хочет учиться).

Вы писали, что есть проблема, что дети будут конкурировать за зарплаты со взрослыми и это приведет к деградации экономики (переход к низкоквалифицированному ручному труду) и снижению заработных плат.

Мне представляется, что этот вопрос решить все же можно. Варианты решения:

1) Законодательно закрепленная минимальная почасовая ставка. Законодетельно закрепленная продолжительность рабочего дня (например, строго 6 часов в день - без возможности варьировать в ту или иную сторону).

2) В случае найма детей необходимость платить дополнительные налоги государству (за пользование более дешевым трудом).

3) Максимально разрешенные квоты на детский труд (к примеру, не более 20 процентов работников до 18 лет).

4) Ограничение рождаемости, ювенальная юстиция. Если не будет много многодетных семей, средняя рождаемость будет 1-2 человека на семью - конкуренция рабочих с детьми не будет стоять остро. Остро продблема стояла в 19 веке, когда рождаемость была по 10 детей на семью.

5) То, что дети могут работать - это не должно снимать с родителей ответственности за содержание детей до 18 лет.

Думаю, этих 5 пунктов достаточно и школы можно отменять - по крайней мере, для тех, кто не хочет учиться. Если этих 5 пунктов мало - наверняка можно решить ситуацию, дополнив еще пару пунктов.

14 сентября, 2016 - 12:45

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Может быть, Вы и правы, но поскольку мы с Вами к руководству государством всё равно не допущены, то обсуждать подобные вещи мне представляется пустой тратой времени. Это - как если писать сложную, на тысячи строк, компьютерную программу на листе бумаги, заведомо зная, что ввести ее в компьютер никогда не представится возможности.

 Ответить  

13 сентября, 2016 - 17:42

Павел

А иначе будет неправильно.

Взрослые в обществе со всех сторон ограничены - работой, обязательствами.

А детям значит дать полную свободу, ничего от них при этом не требуя?

Я все-таки за равенство всех. Если за свободу и естественность - значит, отбрасываем стереотипы и все вместе делаем что хотим. Дети освобождаются от школы. Взрослые освобождаются от ответственности и от необходимости заниматься своими детьми и вообще от чего-либо, превышающего обязанности детей.

 Ответить  

13 сентября, 2016 - 00:14

Павел

Если детей не загонять в школу или на работу - они начнут заниматься какой-нибудь херней - например, стекла бить в подъездах или бухать. И ущерба для общества будет гораздо больше. Так что пусть сидят за партами - так им и надо.

13 сентября, 2016 - 10:38

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Павел, Вы очень точно передали основное предназначение школы. Правда, если бы у Вас у самого были дети, Вы бы не говорили "так им и надо".

13 сентября, 2016 - 16:57

Павел

Достали просто эти малолетние бездельники. Нет бы маме помогли на огороде или что еще - пока каникулы, например.

Так если в школу ходить не будут - все равно ничем полезным не займутся.

И хорошо если просто будут ничего не делать. А могут ведь еще и вредить (про стекла в подъездах, драки, выяснения отношений кто круче и т. п. не просто так пишу).

Поэтому пусть лучше в школе за партами сидят - толку может и мало, зато вреда нет (да и говорить, что школьные знания не нужны вообще - глупо - по крайней мере процентов 50 полезных предметов в школе есть).

Сознательных детей - да, можно бы от этой обязанности освободить - но 95% (в том числе и я был таким в школьном возрасте) - несознательные.

Сейчас у меня нет возможности ничего не делать - но если была бы такая возможность - я бы ее ценил, купался, загорал и рыбачил, а не вредил никому. Но у них понимания нет. Поэтому так им и надо.

14 сентября, 2016 - 15:43

Павел

Честно, не жалко этих малолетних бездельников.

Сидеть без дела они все равно не должны - если не учиться - значит, работать надо, но не сидеть без дела.

А по здоровью 10-20-летние дети гораздо здоровее и выносливее чем даже 30-40 летние люди. Здоровье еще не успели испортить - поэтому выдержат гораздо бОльшие нагрузки чем выдержит некоторый взрослый.

Единственная претензия у меня не к школе, а к армии - когда загоняют людей в рабство на один год. Сам в армию не ходил по состоянию здоровья - но все равно не приветствую эту идею.

Кого действительно жаль - так это пожилых людей и пенсионеров - им буквально выживать приходится. И надежды ни на что нет - с каждым годом становишься все слабее и слабее...

 Ответить  

13 сентября, 2016 - 00:11

Павел

И правильно школа делает, что приучает к покорности этих гребаных детей. Хоть спокойнее и сдержаннее будут и вести себя будут лучше и меньше раздражать окружающих. Без школы, увы, вернемся в средневековье если каждый будет делать что хочет прямо как животные.

 Ответить  

31 августа, 2016 - 11:02

Анна

На родительских собраниях очень часто поднимается вопрос о безразличие детей к учебе, при всем этом какие-то родительские рекомендации не бывают услышаны. Они либо полностью игнорируются, либо со вздохом отклоняются как неудобные для классного применения. "Я-то одна, а детей-то 30". Или :"Я незнаю что с ними делать домашние и классные работы выполняются на отлично, а самостоятельные и контрольные на двойки". При этом объясняешь, что домашние и классные работы выполняются учителями и родителями, а показатель знаний как раз в проверочных работах, но кому это интересно...

1 сентября, 2016 - 09:06

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Никто никогда не будет с удовольствием делать то, что его заставляют делать насильно. Это знают все. В том числе учителя и организаторы школьного процесса. Если исходить из того, что они не являются идиотами, то отсюда с неизбежностью следует вывод: учеба в школе, будучи обязательной (то есть насильной), специально устроена для того, чтобы отбить у детей всякий интерес к знаниям. Родительски рекомендации (в особенности дельные) по исправлению этого положения не могут быть услышаны профессиональными педагогами в принципе.

 Ответить  

1 августа, 2016 - 16:47

Ольга

Когда в семье один ребенок, то один плюс школы для меня все же имеется, это общение ребенка с детьми, новые друзья.

2 августа, 2016 - 10:54

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Вы правы. Если всех детей в обязательном порядке согнать в школу, что других мест для общения просто не остается. (В пору моего детства дети еще общались между собой во дворе, но это - в прошлом.) Правда, в школе ребенку могут попасться такие друзья, что в тысячу раз лучше было бы остаться в одиночестве. Это уж как повезет. Контролированию со стороны родителей это не поддается и ответственности за это никто не несет.

 Ответить  

19 марта, 2016 - 12:19

Наташа

«И сотворили Школу так, как повелел им дьявол.
Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах.
Он не может сидеть без движения – его принудили к неподвижности.
Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям.
Он любит говорить – ему приказали молчать.
Он стремится понять – ему велели учить наизусть.
Он хотел бы сам искать знания – ему дают их в готовом виде.

И тогда дети научились тому,
Чему никогда бы не научились в других условиях.
- Они научились лгать и притворяться…»

Адольф Ферьер (начало ХХ века, Швейцария)

 Ответить  

28 июля, 2015 - 16:14

BOLOTBEK

BOLOTBEK's picture

Жестоко, но ПРАВДА !!!

Знать, познавать, получать ответы на почему-это естественное состояние любого человека.

 Ответить  

3 июля, 2015 - 13:49

Галина

Сейчас появилась идея о создании, так называемой, Школы Счастья. Думаю, что именно такой школа и должна быть ( в интернете можно почитать о ней подробнее).

3 июля, 2015 - 14:17

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Вряд ли кто-нибудь сможет дать более или менее вразумительное объяснение, что такое "счастье", "любовь" и т.п., зато всякий знает, что это очень здорово. Поэтому эти слова идеально подходят для всякого рода манипуляций. Назовем какое-то предприятие "школой счастья" - пусть люди априори думают, что это что-то очень хорошее!

3 августа, 2015 - 15:09

Максим К.

а разрабатывать учебную программу будет министерство Счастья, все как по классике )

 Ответить  

11 июня, 2015 - 21:13

Елена

Спасибо. На практике столкнулись со всей этой системой. Управление образования нашего города не хочет ломать стереотипы и что-то менять. А мы хотим учить детей по-другому, по другой методике. Но нам не дают, ставят палки в колеса.

 Ответить  

11 марта, 2015 - 14:21

Гость

Спасибо за правдивые тексты о школе! Действительно, пора прекратить замалчивать то, что классно-урочная система себя изжила и пора создавать что-то гораздо более подходящее для современного мира.
Мои дети на семейном обучении, занятиями я их не гружу, кроме русского и математики, так как по ним - экзамены, увы, в нашей стране анскулинг вне закона. Ничего, живем без школы и небо от этого на голову не падает. Времени свободного много, большую его часть дети читают книжки, гуляют, музицируют. К 11 классу будем готовиться к Егэ, сколько их там - 4 штуки вроде? Это уж дети сами выберут, какие им предметы нужны для поступления на желаемую специальность. Тогда наймем репетиторов, точно также, как это делают родители школьников.
А самое главное - у моих детей есть детство!

7 января, 2017 - 13:52

Гость

Не рекомендую идти в институт - это та же школа на самом деле. И на работу тоже идти не рекомендую - вместо этого рекомендую открывать свой бизнес, где на вас будут работать другие люди.

 Ответить  

23 февраля, 2015 - 00:26

Максим К

кстати одна из проблем, с которой я столкнулся, пытаясь привить своим детям необходимость заниматься и нарабатывать реальные навыки. Им ведь приходится кроме того что учиться, еще и делать домашние задания, в итоге ребенку уже не до самостоятельной работы, откатать бы обязаловку, а там их уже просто жалко становится.

 Ответить  

23 февраля, 2015 - 00:21

Максим К

Леонид, отличный текст, всегда не хватает аргументов сказать, что такое на самом деле школа! Спасибо за их озвучку, даже неожиданно как то...

 Ответить