Образовательный проект Леонида Некина

Учить АНГЛИЙСКИЙ, НЕМЕЦКИЙ с микрофоном в руках:

попробуйте один раз — и по-другому Вы уже не захотите.

Поддержка бесплатно на все сто — нажать сюда!

Главная > Что пишут? > Э. Берн, Т. Харрис: психологические игры >

Программы поведения, выработанные в детстве, несмотря на всю свою нелепость, оказываются исключительно живучи. Из всего многообразия жизненных ситуаций, доступных взрослому человеку, он фатальным образом предпочитает попадать именно в те, которые как бы подтверждают правомерность старых несуразных детских выводов. Для обоснования своего абсурдного поведения человек обычно старается подыскать благовидный предлог. В итоге это выливается в то, что Берн назвал психологическими играми. Вот описание типичной игры, позаимствованное из книги Харриса.

Действующие лица:  Д ж е й н,  молодая конторская служащая, и ее  П о д р у г а,  пришедшая к ней в гости. Действие происходит на кухне в маленькой городской квартирке, которую снимает  Д ж е й н.

Д ж е й н.  Я такая глупая и некрасивая — никто на меня даже не смотрит.

П о д р у г а.  Почему бы тебе не сходить в парикмахерскую и не сделать эффектную прическу?

Д ж е й н.  Да, но это так дорого!

П о д р у г а.  Хорошо, тогда пойди купи какой-нибудь журнал, где написано, как это можно сделать самой.

Д ж е й н.  Я уже пробовала. Но у меня такие мягкие волосы. Никакая прическа долго не держится. Если собрать их в узел, то я, по крайней мере, не выгляжу растрепой.

П о д р у г а.  А как насчет косметики? По-моему, от косметики ты могла бы только выиграть.

Д ж е й н.  Да, но у меня на нее аллергия. Я однажды накрасилась — и вся кожа покрылась сыпью.

П о д р у г а.  Теперь выпускают такую косметику, от которой не бывает аллергии. Может быть, тебе сходить посоветоваться с дерматологом?

Д ж е й н.  Да, но я знаю, чтó он скажет. Он скажет, что я неправильно питаюсь. Я ем слишком много консервов, и мне не хватает витаминов. Но ведь это всегда так, если живешь одна. В конце концов, внешность еще не самое главное.

П о д р у г а.  Ну, хорошо. Тогда, может быть, тебе стоит походить на какие-нибудь вечерние курсы? Например, по искусству. Там тебя научат быть интересной собеседницей.

Д ж е й н.  Да, но вечерами я себя чувствую такой усталой. Я совсем выматываюсь на работе.

П о д р у г а.  Ну, запишись на заочные курсы.

Д ж е й н.  Да, но у меня не хватает времени даже на то, чтобы написать письмо родителям. Какие уж тут заочные курсы!

П о д р у г а.  Я думаю, ты смогла бы найти время, если бы для тебя это было действительно важно.

Д ж е й н.  Да, легко тебе говорить! Ты всегда была такой энергичной! Я по сравнению с тобой совсем дохлая.

П о д р у г а.   Почему бы тебе, в таком случае, не ложиться спать пораньше. Неудивительно, что ты устаешь: ты ведь не отрываешься от телевизора, пока не просмотришь всю ночную программу от начала до конца.

Д ж е й н.  Но должны же у меня быть хоть какие-то удовольствия! Пойми, у таких, как я, это единственное утешение в жизни!

 

Как и в большинстве игр, самым примечательным здесь является первый ход («Я такая глупая и некрасивая»). У простодушного наблюдателя он может вызвать недоумение. В самом деле, с чего бы это Джейн заявлять о своей глупости и некрасивости? Именно такие странные сообщения характерны для начала игр. Впечатление странности возникает благодаря особому подтексту. По сути, Джейн предлагает своей подруге сыграть в следующую игру: «Я глупая и некрасивая. Так попробуй мне помочь (или попробуй меня разубедить) — и у тебя ничего не получится, ха-ха!» Теперь подруга должна определиться: будет она играть или нет. Если предложение Джейн ей не по душе, она может расстроить игру, например, так:

— Ты говоришь, что ты глупая и некрасивая? Ну что ж, я с тобой полностью согласна.

После этого подруге остается только попрощаться и уйти — потому что вся дружба на этом закончится. Оказавшись в одиночестве, Джейн будет плакать и укорять себя: «Ну, какая же я дура!»

Однако в данном случае подруга решила принять предложение. На то у нее могут быть свои резоны. Так, некоторым людям нравится, когда рядом находится существо глупее и некрасивее их. Подруга ведет свою игру под девизом: «Я очень постараюсь тебе помочь — но не так, чтобы это пошло тебе на пользу».

Пожалуй, одним из способов оказать реальную помощь Джейн было бы применить активное слушанье:

— Наверно, ты чувствуешь себя так одиноко!

К сожалению, люди, умеющие столь деликатно уходить от игр, встречаются крайне редко, да и те используют свое умение, главным образом, в целях личной наживы, называя себя психотерапевтами. Джейн, которой не по карману даже услуги парикмахера, скорее всего, придется провести всю жизнь в тоске и одиночестве, как это предусмотрено программой поведения, принятой много лет назад.

Важно подчеркнуть, что жизненные планы, созревшие в детской голове, могут быть самыми дикими, дурными, несуразными — настолько несуразными, что для их реализации повзрослевшим людям приходится пускаться на всякие трюки (которые, собственно, и составляют суть психологических игр). Например, человек, запрограммированный на то, чтобы валяться в луже под забором, не может просто подойти к луже и улечься в нее. Так уж заведено, что для всякого нестандартного поступка человек обязан иметь наготове приемлемое для общества объяснение (если только в его планы не входит попасть в сумасшедший дом). Поэтому, для того чтобы лечь в лужу, он применяет специальный трюк — а именно напивается до скотского состояния. Теперь его поведение если и не получит всеобщего одобрения, то, по крайней мере, не будет квалифицировано как ненормальное.

Люди, в первый раз отведавши рюмку водки, часто недоумевают: «И как только можно пить такую гадость?» Ответ на этот вопрос заключается в следующем. Действительно, человек, который пьет «гадость», ведет себя очень странно — и эта странность есть верное указание на то, что первый ход в игре сделан. Распитие спиртных напитков заключает в себе исключительно богатые игровые возможности. Пьянице позволительно очень многое из того, что трезвеннику обычно не доступно. Помимо уже упомянутого лежания в луже, пьяница может испытывать муки похмелья, получать нагоняи, терзаться угрызениями совести, давать клятвы исправиться, вымаливать прощение, проходить курсы лечения, проваливать ответственные поручения, вероломно нарушать обещания, больно бить жену, философски относиться к роли подкаблучника, водить дружбу с другими пьяницами, вступать в «Общество анонимных алкоголиков», и так далее, и так далее до бесконечности. Ради выгод алкоголизма многие люди готовы мириться со многими отрицательными побочными эффектами, вроде импотенции или цирроза печени, тем более что как импотенция, так и цирроз печени, сами по себе, могут входить в исходные жизненные планы.

Отредактировано: май 2012