Образовательный проект Леонида Некина

Учить АНГЛИЙСКИЙ, НЕМЕЦКИЙ с микрофоном в руках:

попробуйте один раз — и по-другому Вы уже не захотите.

Поддержка бесплатно на все сто — нажать сюда!

Главная > Что пишут? > Э. Берн, Т. Харрис: психологические игры >

— Почему это так получается, что тебя дети слушаются, а меня нет? — спрашивает жена. — Даже когда я начинаю ругаться и кричать, они всё равно меня не слушаются.

— Мне кажется, я знаю почему, — отвечаю я. — Но чтобы я мог тебе это нагляднее объяснить, давай проделаем вот что. Я возьму видеокамеру и буду снимать тебя в то время, когда ты разговариваешь с детьми. А потом мы вместе просмотрим запись, и я укажу тебе на пару интересных моментов.

Упоминание видеокамеры вызывает у жены энергичный протест:

— Еще чего выдумал! Нет уж, только не это! У меня волосы не уложены, и вообще…

…И вообще, волосы тут ни при чем. Просто потом ей было бы очень стыдно просматривать такую запись, потому что она знает, что ее слова, жесты и мимика очень часто расходятся с ее представлениями о том, какой должна быть идеальная мама. Ладно, ладно, я не настаиваю. Всякий человек вправе уклониться от прицела любительской видеокамеры. Однако существует более бесцеремонное записывающее устройство, от которого нет спасенья. От него нельзя убежать, его невозможно произвольно выключить. Оно беспощадно запечатлевает всякий невольный жест, всякое непродуманное слово. Название этому устройству — маленький ребенок.

Человеческая память устроена очень примечательно. Ее можно уподобить огромному складу, где на бесчисленных полках хранятся «накопители» с записями информации. Здесь всем распоряжается хитрый и своенравный кладовщик, который любит исподтишка навязывать свою волю хозяину — человеческому сознанию. Роль поставщиков выполняют органы чувств. Они, пожалуй, чересчур усердны: они постоянно подвозят извне так много информации, что далеко не всё удается переписать на «накопители» и отправить на хранение. В первую очередь подлежат записи и складированию те образы, звуки и ощущения, которые попадают в зону сознательного восприятия человека, однако расторопный кладовщик умудряется приобщить к своим владениям и многое из того, что проходит мимо внимания хозяина. Кроме того, в обязательном порядке записываются все эмоции, которые доводится испытать человеку. Если какая-либо информация (или эмоция) поступает на склад многократно, экономный кладовщик старается не плодить бесполезных дубликатов, а пользуется случаем, чтобы перепроверить и улучшить качество уже имеющихся записей.

 

Как и на всяком большом складе, трудности начинаются тогда, когда в необъятной коллекции требуется отыскать один-единственный вполне определенный предмет. Кладовщик сравнительно легко справляется со следующей задачей: если предъявить ему некую информацию, то он довольно быстро может установить, припасена ли уже у него на складе точно такая же (или очень похожая), и, если да, то он готов ее сразу выдать. В такой операции, самой по себе, проку, конечно, мало: бессмысленно отправляться на поиски какой-либо информации, когда она уже и без того имеется в наличии. Однако тут есть одна хитрость. Кладовщик, прежде чем отправить какую-либо запись на полку, снабжает ее множеством полезных ярлыков. Например, к каждому запасенному зрительному образу прилагаются ярлыки, в которых указано, где искать картинки, звуки, запахи, ощущения и эмоции, поступившие на склад одновременно с данным зрительным образом. Если один и тот же образ поставляется на склад вновь и вновь, то кладовщик не только заботится о том, чтобы улучшить качество имеющейся записи, но и дополняет набор прилагаемых к ней ярлыков. При этом часть старых ярлыков он обводит более яркой краской, с тем чтобы они стали более заметными.

Извлечение запасенной на складе информации осуществляется следующим образом. Когда, например, органы зрения поставляют извне какую-либо знакомую картинку, кладовщик тут же находит подобную же картинку у себя на полках, знакомится с сопроводительными ярлыками и предоставляет в распоряжение хозяина те записи, которые фигурируют в этих ярлыках. На основании этих данных, хозяин решает, как ему следует реагировать на находящийся перед его глазами образ. Тут-то и проявляется всё своенравие и коварство кладовщика.

Вот наглядный пример. Допустим, я вижу довольную физиономию моего сына, всю перемазанную шоколадом. Это ситуация знакома мне еще с тех пор, когда я сам был маленьким мальчиком и пачкался в еде. Мой кладовщик немедленно приносит мне со склада презрительный окрик:

— Фу, какая же ты свинья! Ты только полюбуйся на себя в зеркало! А ну — сейчас же марш умываться!

И вот, располагая этими-то данными, я должен решать, какова будет моя реакция! Разумеется, мое решение предопределено заранее. Мой рот открывается, и из него вылетают всё те же дурацкие слова:

— Фу, какая же ты свинья! Ты только полюбуйся на себя в зеркало! А ну — сейчас же марш умываться!

В результате, физиономия сына скиснет, а шоколадные пятна с его щек перекочуют на его полотенце. Однако моя реплика будет иметь и более далеко идущие последствия. Когда-нибудь у моего сына будет собственный ребенок, и однажды этот ребенок перепачкается шоколадом. Интересно, что он тогда услышит от своего отца? Скорее всего, он услышит то же самое, что говорил в свое время его прадедушка его дедушке:

— Фу, какая же ты свинья! Ты только полюбуйся на себя в зеркало! А ну — сейчас же марш умываться!

Таким образом, эта злополучная фраза, не обладающая никакими литературными достоинствами, будет передаваться из поколения в поколение, будто какая-то вековая мудрость или изустное сказание о подвигах Ильи Муромца.

Примечательно тут то, что я вынужден произносить некие слова и совершать определенные поступки совершенно независимо от того, нравятся они мне самому или нет. Мой кладовщик умело мною манипулирует и не оставляет мне никакого выбора. Точно так же секретарша в большом учреждении легко может прибрать фактическую власть к рукам, просто подсовывая шефу нужные документы в нужном порядке…

Я больше не предлагаю жене запечатлеть на видеокамеру ее манеру воспитания детей. Однако записи, которые она так не хочет видеть, всё равно делаются. Ей еще предстоит просмотреть их неоднократно.

Отредактировано: май 2012

 

 

Вопросы и комментарии

20 февраля, 2008 - 16:06

Елена Замяткина

Полностью согласна с вами по поводу "замотанности". Смешно слышать, как этим оправдываются молодые мамочки у которых один ребенок, бабушка на подхвате, дом набит бытовой техникой и муж с работы спешит, чтобы помочь. Когда начинаешь выяснять, что же ее так "измотало", дама, как правило, делает такой оскорбленный вид, как будто я наступила на ее самые священные чувства. На самом деле это не более, чем способ оправдать свою лень и моральную негибкость в своих глазах и в глазах окружающих. К сожаленью, наше общество, в котором большая часть людей мыслят также, всячески этот блеф поддерживает.
А вот ситуация, когда все непопулярные меры исходят от одного из родителей, а второй при этом остается "белым и пушистым", довольно частая. Мы с мужем смогли в итоге договориться и скандалов избежать. Но мне пришлось проявить изрядную твердость характера. Теперь, если муж хочет поиграть на компьютере, вместо того, чтобы строить с детьми корабль, он объявляет им об этом сам, а не зовет меня, чтобы я "что-нибудь придумала".

 Ответить  

22 ноября, 2007 - 11:00

Татьяна

И правда, замечаю что рефлекторно делаю то, и реагирую также как в свое время реагировала моя мама. Как раз, если суметь поймать этот момент, то можно изменить что-то в этой цепочке. А то, прям обреченность какая-то. Говорят что надо не разрешать детям слезами или еще там чем добиваться изменения вами принятого решения. Я меняю свое решение (стараюсь, конечно, не менять, но ...) поскольку часто бывает что минут через 5-10 мое решение меня не устраивает. Не могу сказать, что компромис, который я нахожу так уж балует ребенка.

 Ответить  

8 ноября, 2005 - 22:34

Оксана

Рискну предположить, что Ваша жена проводит с Вашими детьми, которые слушаются Вас, и не слушаются ее, гора-а-а-здо больше времени, чем Вы.Возможно, она крутится как белка в колесе весь день, пытается переделать все домашние дела, которые переделать невозможно в принципе, успевает проверить уроки у детей, если они ходят в школу, а если они еще и дошкольники, то вообще туши свет-забот полон рот.И вот она, замотанная абсолютно, где-то не так сказала, где-то крикнула, психанула или что-то в этом роде.А тут приходит добрый папочка-целый день трудился, добытчик так сказать, с детьми ласков, в смысле весел, остроумен, старается не повторять ошибок своих родителей и все такое...Дети его видят редко( по сравнению с мамочкой, которая постоянно с ними), он их не журит, не дергает(все это делает мамочка),просто общается... Конечно, они его слушаются , а мамашку-нет. Она-то требует, а он просто общается. Кому же понравится, когда с тебя все-время требуют, гораздо приятнее, когда просто общаются...

Нечестная какая-то ситуация.Это не женская солидарность.Но мужчина, который критикует таким образом свою жену, приводя в пример себя, выглядит не совсем достойно.И не очень скромно.Безусловно, командно-уничижительный стиль общения с детьми их отталкивает-каждому хочется, чтобы его уважали, но у наших бедных женщин, не имеющих возможности нанять нянек и не изнурять себя всем тем, что составляет быт небогатых людей,порой сил и времени не хватает, чтобы задуматься над всем тем,чтобы не командовать"марш за уроки!", а придумать что-нибудь, чтобы ребенок сам делал то, что необходимо. На это нужны силы и время. И еще не у всех есть такие замечательные умные мужья, как Вы(без сарказма)- большинство, придя домой, прилипает к телевизору и рявкает на детей, мешающих его смотреть.

9 ноября, 2005 - 23:53

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Эта страница написана в те времена, когда жена была добытчицей, а я был безработным и "сидел" дома с детьми (их тогда было трое: двое дошкольников, и один школьник-первоклашка). Вот когда я смог, наконец, по-настоящему отдохнуть душой и телом! Именно тогда, имея массу свободного времени, я и затеял этот сайт. Не скажу, что у меня не было психологических проблем, но они не имели ничего общего с замотанностью. Я страдал, скорее, от потери связи с внешним миром. Приведу лишь один пример. Когда я принялся хлопотать о своем устройстве на работу (к великой радости жены), мне надо было слетать на самолете в другой город. И вот, уже имея на руках билет, я просто не мог внутренне поверить, что существуют такие вещи, как самолеты - так давно я их не видел. Для преодоления страшного внутреннего дискомфорта, мне пришлось накануне своего отлета поехать в аэропорт - просто так, только для того, чтобы воочию убедиться, что самолеты существуют, что мой билет - это не просто бумажка.
Что же касается замотанности, то, согласно Берну, это всего лишь навсего одна из психологических игр. Она очень подходит тем, кто болезненно не переносит какой-либо критики в свой адрес. Эта игра дает возможность человеку вместо того, чтобы использовать свои ошибки как основу для совершенствования, находить им оправдание: "Мне позволительно психовать, и, вообще, я вне всякой критики: ведь я же так стараюсь и так измотан(а)!".

20 августа, 2006 - 13:35

вера

и все-таки я полностью согласна с Оксаной.

 Ответить