Образовательный проект Леонида Некина

Главная > Что пишут? > Х. Гинот, Т. Гордон: активное слушанье... >

Основные идеи, которые Джайнотт пропагандирует в своей книжке, сводятся вкратце к следующему.

Человеку естественно стремиться к тому, чтобы окружающие понимали, какие чувства он испытывает. К примеру, если мне хочется донести до собеседника, что я рассердился, я могу строить зверские гримасы, стучать кулаком по столу и выкрикивать обидные ругательства. Оказывается, это не единственный и, как правило, не лучший способ самовыражения. Во многих случаях достаточно просто сказать:

— Я рассердился.

Такое словесное описание эмоций никого не оскорбляет, а потому более доходчиво и конструктивно: оно позволяет легче устранить причину неудовольствия по сравнению с обычным метанием грома и молний. Иногда могут понадобиться дополнительные уточняющие объяснения, но основной ударение должно быть сделано на сообщении о себе: о том, что я вижу, слышу, ощущаю. В разговорах с детьми это может звучать так:

— Я вижу, что твои ботинки, носки, рубашки, свитеры разбросаны на полу по всей комнате. Мне это не нравится. Я очень сердит.

— Я видел, как ты ударил маленького братика. Я возмущен. У меня внутри всё так и кипит от гнева.

— Ты взял у меня из кошелька несколько монет. Обидно, что ты ничего не сказал мне, когда тебе нужны были деньги. Я очень огорчен и разочарован.

Не только взрослым, но и детям надо, чтобы их понимали. Иногда они досаждают родителям чересчур назойливым выражением своих эмоций. Как правило, единственное, чего хотят дети, — это получить подтверждение того, что их чувства законны и имеют право на существовании. Родители же обычно делают всё, кроме проявления сочувствия: усмиряют, поучают, осуждают, требуют, отшучиваются, — и, даже утешая, стремятся умалить значимость детских переживаний («Ну, не плачь, не плачь! Тебе уже совсем не больно!»). Ребенок, столкнувшись с бестолковостью и черствостью взрослых, поначалу стремится добиться большей выразительности в проявлении своих эмоций, а потом, убедившись в безнадежности всех усилий, затихает, «надувается» и замыкается в себе.

 

Техника грамотного проявления сочувствия состоит в том, чтобы назвать чувства ребенка и отметить, что их появление в данной ситуации совершенно естественно:

— Ты плачешь, потому что тебе больно.

— Ты плачешь, потому что очень испугался.

— Ты пришел домой такой расстроенный! Наверное, у тебя в школе были неприятности.

— Твой друг уехал, и тебе грустно без него.

— Ты раздосадован. Ты так хотел пойти погулять, и вдруг пошел дождь!

— Ты говоришь, что считаешь себя глупым. Ты, наверное, очень переживаешь из-за плохих оценок в школе.

— Ты возмущаешься тем, что брату достался больший кусок. Ты боишься, что я люблю тебя не так сильно, как его?

Родителям следует быть готовым и к такому повороту событий:

— Похоже, что ты сейчас на кого-то сердишься.

— Да, сержусь.

— Весь так и кипишь.

— Еще бы!

— Ты можешь сказать, на кого рассердился?

— На тебя!

Любые, абсолютно любые эмоции законны и могут стать предметом обсуждения. Откровенный доброжелательный разговор о каком-нибудь «неприличном» чувстве часто способен погасить его, прежде чем оно выльется в вызывающие поступки. Лучше уж ребенок скажет, что не любит младшего братика, чем побьет его. Лучше уж ребенок заявит, что недоволен родителями, чем будет исподтишка выискивать способы досадить им.

Признавая за ребенком право на чувства, родители могут подсказать ему приемлемый способ их выражения. Хорошо, когда по соседству со словом «нельзя» находится слово «можно»:

— Нельзя стрелять из лука в братика, можно — в мишень.

— Я знаю, ты хотел отрезать у кошки хвост, потому что тебе интересно знать, что там внутри. Но ведь кошка живая. Животных мучить нельзя! Если хочешь, мы можем взять энциклопедию и поискать там рисунок с изображением кошки изнутри.

Еще лучше, когда понятие «нельзя» выражено неявно:

— Конечно, тебе очень хочется иметь эту красивую куклу. Но у нас сейчас нет денег, чтобы купить ее. Хочешь, мы купим воздушный шарик или жевательную резинку? Ты что предпочитаешь?

Часто многие проблемы удается решить с помощью «игры в демократию», когда ребенку предлагается на выбор два варианта, которые одинаково устраивают взрослого:norm

— Тебе налить полный стакан молока или только половину?

— Ты уберешь свои игрушки до ужина или после ужина?

Само собой разумеется, что, уважая детские чувства, не следует их оскорблять. Даже легкая ирония и подшучивание приводят к тому, что ребенок стремится отгородиться от взрослого глухой стеной отчуждения. Вот примеры высказываний, не рекомендованных к применению:

— Что это ты такой кислый! Опять чего-нибудь натворил?

— Ну, что же ты такой растяпа! Вот уж руки-крюки!

— Что ты делаешь! Ты что, с ума сошел! Перестань валять дурака!

— Хлюпик, болван, тупица!

— Сколько раз тебе повторять одно и то же! Ты что, глухой? Ах, нет! Что-то непохоже.

— Я вижу, ты понимаешь меня только тогда, когда я кричу! Ну, хорошо же! А ну, прекрати! Прекрати немедленно! А то я тебе так всыплю, что в глазах потемнеет.

— Не смей меня обманывать! Больше всего на свете ненавижу лгунов!

— Ты слишком много о себе воображаешь.

— Слезами делу не поможешь. Тебе давно уже не маленький, а всё еще такой плакса!

— Что, ты хочешь еще одну машинку? Тебе их и так некуда девать. Умерь свои аппетиты, дорогуша!

— Пока не научишься хорошо себя вести, вообще забудь про карманные деньги!

— Если бы ты не отвлекался всё время, ты бы уже давно сделал уроки.

— Ты же такой способный! Если бы ты только занимался как надо!

Когда родители ругают ребенка, им следует воздерживаться от уничижительных оценок личности («Неряха! Грязнуля! Свинья!»), а критиковать только конкретные поступки («Мне совсем не нравится, что твой новый нарядный костюмчик весь забрызган грязью»). Однако и с похвалой рекомендуется соблюдать определенную осторожность. Если похвала покажется ребенку незаслуженной, то он будет стремиться опровергнуть ее своим поведением и, к тому же, разочаруется в тех, кто его хвалит. Словесные поощрения лучше строить по такому же принципу, что и порицания: суждение должно относиться к поступкам, а не к личности ребенка. Следующие высказывания могут натолкнуться на внутреннее неприятие:

— Ты чудесный сын. Ты настоящий мамин помощник. Что бы мама делала без тебя?

— Ты замечательно рисуешь. У тебя прирожденный талант художника.

Надежнее говорить так:

— Спасибо за помощь. Ты сделал хорошую работу.

— Мне очень понравился слоненок, которого ты нарисовал.

Вывод о своих личных качествах ребенок сделает сам.

Отредактировано: май 2012

 

 

 

 

Вопросы и комментарии

18 июня, 2007 - 00:16

Ниалина

Похожий подход к детям описывает Ю. Б. Гиппенрейтерр. По крайней мере на первый взгляд. Если нет, поправте меня, Леонид.
Возможно ли достать книгу Хайма Джайнотта в настоящее время? Я люблю такие вещи. Интересно читать ваши мысли.

18 июня, 2007 - 21:39

Леонид Некин

Леонид Некин's picture

Да, Гиппенрейтер большинство техник позаимствовала у Гордона. Где достать Джайнотта (он же Джиннотт) - не знаю. Возможно - в традиционных библиотеках.

9 июня, 2017 - 12:42

Татьяна В

Здравствуйте! Не знаю на сколько соответствует первоисточнику, но нашла здесь:
https://www.umka.by/library/books_prosto.html

 Ответить