Образовательный проект Леонида Некина

Учить АНГЛИЙСКИЙ, НЕМЕЦКИЙ по «Эхо»-технологии на тренажере «Бизон»:

попробуйте один раз — и по-другому Вы уже не захотите.

Поддержка бесплатно на все сто — нажать сюда!

Главная > Прочее > Рассказы >

Обещание

Москва. Начало 1975 года. Зима. Все улицы завалены снегом.

Меня зовут Дима. Вчера мне исполнилось двенадцать лет. Я нахожусь теперь в «Детском Мире». Это огромный многоэтажный универмаг с товарами для детей. Весь первый этаж отведен под игрушки. Тут всегда толчется масса народу.

Сейчас около трех часов дня. Я стою возле прилавка в отделе с игрушечными машинками. Я уже давным-давно заприметил тут себе одну машинку. Она импортная, из ГДР. Не самая большая, но самая красивая и самая дорогая. А главное — она на батарейках, и ей можно управлять на расстоянии. Такого нигде больше не встретишь. Но и стоит она целых 18 рублей! А это такая уйма денег...

Первый раз я ее увидел, наверно, полгода назад. Я тогда сразу решил, что буду на нее копить. Пусть по копейке, но при всякой возможности. Родители у меня небогатые. У них лишних денег нет. Каждый день мама дает мне 15 копеек на школьный завтрак. Я теперь приноровился покупать себе только пирожок или сочник, а на компоте экономить. Вместо компота я приношу с собой во фляжке вчерашний чай. Приятели надо мной смеются, но зато я каждый раз откладываю по четыре, по пять копеек. А иногда — и вообще не хожу в столовую, и все деньги идут в копилку.

По воскресеньям я часто езжу к дедушке в Красногорск. Он вечно что-то строгает и мастерит из дерева: всякие табуретки, полки и даже шкафы. Я ему помогаю, а он платит мне за работу 20 копеек, как бы на мороженое. Незадолго до Нового года я обтесывал доску, и одна толстая щепка проткнула мне ладонь насквозь, обломилась там и застряла. Дедушка возил меня в травмпункт. Дежурный хирург подрезал мне руку скальпелем, вытащил щепку и сказал, что я еще очень легко отделался. А если бы повредил связки, то не смог бы больше писать. Перед этим он сделал мне укол, и было не больно. Но я всё равно упал в обморок от вида крови. В тот раз дедушка дал мне полтинник. Сказал, чтобы я купил себе большой брикет пломбира, хотя никакой работы мы не сделали.

И еще, когда иду по улице, я теперь всё время смотрю на землю вокруг. Пока снег не выпал, попадались иногда монетки. Пусть медные, пусть мелкие, но ведь это тоже деньги! А пустая бутылка — это как маленький клад. Я стал часто ходить гулять один, и когда никто из знакомых меня не видит, заглядываю во все урны, во все мусорные ящики, обхожу все кусты в парке. За каждую бутылку из-под пива дают 12 копеек!

А вчера, на день рождения, бабушка подарила мне совсем новенькую хрустящую трешницу, а родители — металлический рубль. Я пересчитал свои деньги, и оказалось, что мне не хватает всего 30 копеек! Два раза пропустить школьный завтрак — и мечта сбылась!

Сегодня утром я взял у мамы денег сразу за два дня, а после школы несколько раз пересчитал свое сокровище. Всё верно — 18 рублей, тютелька в тютельку, копеечка в копеечку. Целая гора монет и одна бумажка. Я переложил это всё на носовой платок и завязал уголки крест накрест двумя тугими узлами. Так и доставать из кармана удобнее, и монетки при ходьбе не звякают.

А потом — бегом сюда, в «Детский мир». Хорошо, что мы живем тут неподалеку. Я очень боялся, что прибегу сюда, а моей машинки уже нету. Что если ее уже всю распродали? Но нет, ура!, страхи оказались напрасны. Я втискиваюсь между людей у прилавка и вижу: вот она, на полке, в полуторах метрах передо мной. Блестящая, красного цвета, с открывающимися дверками и со множеством всяких деталей. Меня от радости и волнения даже пот прошибает.

— Девушка! Девушка! — кричу я продавщице. — А покажите, пожалуйста, во-о-он ту машинку, которая с пультом, у которой антенна на крыше!

Тут всем продавщицам говорят «девушка». Но эта больше похожа на старую брюзгливую тетеньку. Она ярко накрашена косметикой, а желтые, сухие пальцы все в кольцах. Сперва она меня вообще не замечает, но потом небрежно роняет в мою сторону презрительный взгляд. Я сразу вспоминаю, какая у меня облезлая шапка и какое задрипанное пальтишко.

— А ты знаешь, сколько она стоит? — спрашивает она презрительно.

— Знаю, конечно. 18 рублей.

— А у тебя есть такие деньги?

— Есть, есть! Могу показать, если не верите!

Я расстегиваю нижнюю пуговицу пальто, поспешно сую руку в карман брюк. Я хочу достать оттуда платок с деньгами и лишь в самый последний момент замечаю, что один из узлов на платке развязался. Еще бы совсем чуть-чуть — и страшно подумать! Весь мой капитал высыпался бы из платка и раскатился бы во все стороны.

Две монетки всё-таки падают со звоном на грязный плиточный пол. Они катятся в разных направлениях между многих ног прочь от прилавка. Одну из них мне удается сразу нагнать. Это полуржавый гривенник, который я когда-то нашел возле пункта приема стеклотары. Но вторую монетку я теряю из виду. Вроде бы она была небольшой по размерам. Наверно, всего-то одна копейка. Но хоть и копейка, а если я ее сейчас не найду, то это будет катастрофа! Из-за этой одной копейки покупка не состоится.

Я уныло бреду по залу и сквозь мельтешение ног осматриваю пол плитка за плиткой. Наверно, мою монетку нашел уже кто-то другой и взял себе.

— Эй, приятель, ты это ищешь?

Я поднимаю глаза и вижу перед собой приветливого паренька. Он протягивает мне копейку на открытой ладони.

— Ой, спасибо! Ты не представляешь, как ты меня выручил!

Я беру монетку. Паренек широко улыбается. Он примерно с меня ростом, но, похоже, немного постарше. В его лице есть что-то как будто сморщенное, обезьянье. Да и все движения его немного вихлявы и разболтаны, как у обезьянки. Но, в общем, вполне симпатичный тип.

— Я видел, как просил показать ту машину, — говорит он, кивая в сторону прилавка. — Сразу видно, что ты разбираешься в таких вещах.

Я чувствую, что должен сказать что-то в ответ:

— Да, классная машина. И главное: у нее есть радиоуправление.

— У моего отца примерно такая же машина.

— И ею тоже можно управлять по радио?

— Нет, не игрушечная — большая, настоящая. Но она точно такого же цвета. Красного с чуть фиолетовым отливом. Мой любимый цвет.

— Мне этот цвет тоже нравится.

— Меня зовут Игорь, — говорит паренек, потягивая руку.

— Меня Дима, — отзываюсь я, и мы обмениваемся рукопожатием.

— Приятно познакомится, — продолжает он. — Мне кажется, мне очень повезло, что я тебя тут встретил.

— Ну, что ты! Это мне повезло. Другой бы на твоем месте взял бы монетку себе.

— Не надо так плохо о людях думать. Я уверен, что ты тоже бы выручил меня, если что... Правда?

— Ну, да. Конечно.

— Вот я и говорю, что мне повезло. Понимаешь, я тут не один. Мы с отцом, на машине. Въехали в какую-то яму, а снег, скользко — застряли, и ни туда, ни сюда.

— Это та машина, которая красного цвета?

— Она самая. Отец за рулем. Я толкаю, но ничего не получается. Нужно, чтобы еще кто-нибудь помог толкануть, кто посильней. Это тут недалеко. Можно сказать, прямо рядом с выходом. Это займет у тебя две минуты, не больше. А отец потом даст тебе потом посидеть на водительском месте, за рулем. Покажет все кнопки, педали.

— Ой, правда?

— Если ты, конечно, согласишься помочь и не передумаешь.

— Ну вот еще! Зачем мне передумывать?

— Ну, мало ли. Всякое бывает. Так ты поможешь?

— Помогу!

— Обещаешь?

— Обещаю.

— Не сбежишь по дороге?

— Что за странный вопрос! Не сбегу, будь спокоен.

— Тогда пошли.

Мы с Игорем быстро выходим из «Детского мира» через задний подъезд и идем вдоль Пушечной улицы. После душного помещения приятно ощутить на лице легкий морозец. Я кручу головой по сторонам:

— А где твоя машина? — спрашиваю я.

— Да тут, в двух шагах, — отзывается Игорь.

— А какой она марки?

— Какой марки? Да, какой — «Волга»!

— Правда? Никогда не видел, чтобы «Волга» была красного цвета.

— Вот сейчас и увидишь, — говорит Игорь. В его голосе слышится какое-то неожиданное высокомерие.

Разговор обрывается. И тут до меня мгновенно всё доходит.

Мы сейчас куда-то идем вовсе не потому, что ему нужна моя помощь. Машина, которая застряла в снегу, — это всё выдумка. Никакой машины вообще нету. Мы сейчас куда-то идем потому, что у меня в кармане 18 рублей. Он знает об этом. Он слышал, как я разговаривал с продавщицей. Сейчас он заведет меня в какой-нибудь укромный уголок. Там на меня набросится пара крепких ребят. Они побьют меня и отнимут деньги. Так оно и будет. Это ясно как день. Как я только сразу об этом не догадался!

Мы сворачиваем на Рождественку. Справа от нас станция метро «Кузнецкий Мост». Кругом полно народу. Еще не стемнело. Здесь меня никто не тронет. Но мы быстрым шагом идем дальше. Почему я иду вслед за ним? Я же не привязан к нему веревкой! Мне даже не нужно бежать. Я могу просто спокойно развернуться и неспешным шагом вернуться в «Детский мир». А там — купить мою машинку, как я и хотел. Только перед этим, пожалуй, надо будет еще раз пересчитать деньги. А то — вдруг этот Игорь обманул меня уже тогда, когда отдал мне копейку! Вдруг на самом деле от меня укатилась денежка покрупнее! Но это еще ладно. Это еще можно было бы пережить. Я купил бы машинку не сегодня, так завтра. А сейчас... Что за чертовщина со мной происходит!?

Мы переходим Кузнецкий Мост и идем всё дальше и дальше, в сторону переулков. Тут людей уже гораздо меньше.

— Так где же твоя машина? — повторяю я свой вопрос.

— Да тут, в двух шагах, — повторяет свой ответ тот, кто назвался мне Игорем. В его тоне — плохо скрываемая наглость и злорадство. Он, наверно, уже понял, что я его раскусил. Только откуда в нем такая уверенность, что я от него никуда не денусь?

Еще не поздно остановиться и повернуть в обратную сторону. Я могу это сделать с любую секунду. Может быть, в этом вся загвоздка. Если бы у меня был только одно мгновение на то, чтобы убежать, я бы своего шанса не упустил. А теперь это выглядело бы так нелепо! Шел, шел вместе с другим, и вдруг в одиночку раз — и назад! Зачем тогда шел, если мне туда не надо? Как это объяснить? А сейчас всё объясняется очень легко. Я же обещал помочь! Я обещал, что не сбегу по дороге! Я честный! Я держу свое слово!

— Здесь! — говорит Игорь.

Мы заворачиваем за угол дома и оказываемся в маленьком тупиковом дворике. Никакой красной «Волги» тут, конечно, нет. Можно бежать! Но сзади на меня уже кто-то навалился и заломил руку за спину. Ой-ой-ой, как больно! Черт уж с ними, с деньгами — лишь бы рука цела осталась!

Я стою согнутый в три погибели. Игорь деловито сует руку в мой карман и достает платок с деньгами. Несколько монеток падает в снег. Он не спеша нагибается и поднимает их.

— Ладно, братан, не расстраивайся, — говорит Игорь. — Ты классный пацан. Купишь себе импортную тачку в следующий раз.

Меня толкают вперед и тыкают лицом в сугроб. Я тут же встаю, оборачиваюсь — но дворик уже опустел. Под ногами валяется мой платок. Я беру его и оттираю им с лица снег и слезы.

Да, в следующий раз я точно буду умнее.

Леонид и Матвей Некины, 2013

 

 

 

Вопросы и комментарии

7 ноября, 2013 - 22:40

ריטה

Почему? Почему мы зная, что это ни к чему хорошему не приведёт, поддаёмся чужому влиянию?Как уберечь от этого детей?

 Ответить